?

Log in

No account? Create an account

Май 2015

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Разработано LiveJournal.com

Май, 8, 2015

История без прикрас.

Собрано по рассказам Леонида Порфирьевича, Надежды Алексеевны, Геннадия Леонидовича.
Предки Надежды были с Украины. Только это и известно.
Во времена столыпинских реформ, в частности, аграрной, когда семьи добровольно покидали насиженные места и уезжали осваивать вольные земли, а многие, так и не доехав до Сибири и Урала, останавливались в кыпчакских степях Тургайского края ... Никто на самом деле, не знает, что там случилось, что произошло ... , тогда люди терялись, могли сгинуть в дороге ..., но,  только маленькая Домна, так она была названа родителями при рождении в 1910-ом году, оказалась в чужой семье, там и выросла, там и "отрекаясь от старого мира ", было ей дано новое имя Надежда.  
Надя только и помнила одну картинку из детства, как стоят они рядком: бабы, девки, малышня, подоткнув юбки, и колотят палками по зеленой, уложенной рядком траве ... лен, наверно мяли, а иначе, что еще? Вот только это и запомнилось ей  из раннего детства. Может быть, защита такая психологическая сработала, что все страшное, что с нею произошло в дороге, стерлось из памяти.
В этих степных, суровых краях образовались украинские поселки, по пятьдесят дворов одной фамилии.  
Надежда Алексеевна, - так она значилась в паспорте, -  была неграмотной, только в семидесятых уже годах научилась немного читать, а писать так и не умела.
***
Порфирий Слюсарь, сам из-под Харькова, женился на Екатерине Кущ, она из-под Полтавы. У них родились первые сыновья.
В 1905-ом году по Столыпинской реформе двинулись люди с Украины заселять свободные земли. Среди них и Порфирий с семьей. Двигались обозом. Скарб - одна телега, волов, коров вели с собой. Но, еще давали подъемные, и на большую семью получалась хорошая сумма. Из-за этих подъемных в дороге убивали, грабили.
Думали ехать в Сибирь, но остановились сначала в Оренбурге. Хотели было там и обосноваться, но оренбургские казаки не давали чужакам селиться, гнали.
По чьей-то наводке поехали они в сторону Актюбинска, там был тогда российский форпост. Кругом кыпчакские степи.
Может, и были там уже первопроходцы - однофамильцы, примкнули к ним, образовался клан под одной фамилией Слюсарь. Стали селиться вдоль реки Илек.
Ранее кыпчаки пасли здесь баранов, и пришельцы им теперь мешали. Начались нападения на переселенцев. Приходилось отвоевывать земли.
Казахи - пастухи, в то время все были кочевниками. Советская власть боролась с басмачеством, и в 20-х годах казахи стали постепенно «оседать» и селиться.
Строили саманные дома. Вдоль рек Илек и Шулак обосновались деревни Семеновка, Богдановка и село Павловка, где была возведена церковь, саманная, беленая, с колоколом. Порфирий и сотоварищи построили в селе мельницу.
Порфирий был крепким, жилистым мужиком, обладал большой физической силой. Волы и коровы у него были свои, он быстро обзавелся хозяйством. Что-то покупали, выменивали в Оренбурге.
Промышляли землепашеством. Каждый жил своим хозяйством.
В 30-х годах, когда повсеместно стали создавать колхозы, в Павловке тоже образовался колхоз под названием «Максим Горький». Церковь развалили.
Ивана, старшего сына Порфирия, назначили председателем колхоза. Времена были крутые. Посадить могли за что угодно. Заготовки, поставки, раскулачивание, - во всем должен участвовать и выполнять план по зернопоставкам, невзирая ни на что. Посевы, так же, - район постановил, дал разнарядку, - должен выполнять.
Казахстан - это зона условного земледелия. Чаще, - лето засушливое, нещадная жара и суховеи, и  все выгорает;  а бывает, что льют беспрестанно дожди. Но, скидок на это не делали. Не выполнил план по зернопоставкам - враг народа.
Порфирия не раскулачили только потому, что не имел  наемных рабочих, батраков не держали, наймом рабочей силы не пользовались. Семья у него была большая, - десять детей, - справлялись своими силами.
Иван - председатель колхоза, должен был показывать пример, и Порфирий собственноручно увел всю скотину в колхоз.
Дети Порфирия: Иван, Василий, Никита, Павел, Мария, Прасковья, Анна, Михаил, Николай, Леонид (В порядке перечисления могут быть неточности)..
Павлик сгорел маленьким. Полез за выкатившимся из печи угольком, рубашонка длинная, волочилась по полу, вспыхнула. Мать шла с подойником, «и нет бы, залить его молоком», - повторял слова матери Леонид, - а она, увидев дите в огне, от ужаса, и подойник с молоком выронила, запахнула ребенка своей юбкой. Но, мальчик умер от ран, 2 или 3 годика ему было.
В 41-ом, все, кто был призывного возраста, у Порфирия сыновья: Иван, Василий, Никита, - ушли на фронт, - все молодые парни. Иван, самый старший, записался добровольцем, чтобы снять с себя бремя, навязанной ему должности председателя колхоза. Дочери: Мария, Нюра, Паша, всю войну служили медсестрами. Все вернулись.
        ***
Первого мужа Надежды, имевшего собственную речную мельницу, осудили и признали кулаком. Он ночью тайком пришел попрощаться с семьей, расцеловал жену и дочку, и скрылся, неведомо куда. Никто его больше не видел, и ничего о нем не известно.
У Надежды осталась дочка Таисия, у Михаила была дочь Вера, они сошлись, и народилось у них еще трое детей: Анатолий, Валентина и Валерий. Всех записали Михайловичами.
Михаил ушел на войну в 41-ом. Младшего сына Валерку, родившегося в начале войны, удалось повидать из окна поезда, когда состав, в котором Михаил отправлялся на фронт, медленно проползал через станцию, где тогда жила его семья. Жинка Надя успела приподнять над головой и показать отцу хлопчика.  
В декабре 41-го, на Михаила пришла похоронка, и только спустя много лет, когда были рассекречены данные о погибших в годы второй мировой войны, стало известно, что рядовой Фисенко Михаил скончался в госпитале от ранений, полученных в боях под Москвой, в феврале 1942-го, и похоронен в братской могиле там же, под Москвой.
      ***
Василий, сын Порфирия, был в плену. Не успев побывать в бою, еще в 41-ом, на подъезде к Москве, эшелон, в котором он следовал на фронт, был обстрелян, и Василий, будучи контуженным, попал в плен.
Потом концлагеря. Сначала в Белоруссии, потом в Польше, потом в Германии.  
Работали на сельхозработах, на полях у гроссбаура (помещик нем.) Уже в 44-ом году с товарищем совершили побег. Из Германии шли по ночам, чтобы не сбиться с пути, вдоль железной дороги. Днем отлеживались, питались одной травой. Так шли месяц-два. Уже осенью, когда ночи стали холодными, решили зайти в деревню, постучались в крайний дом. Дед - поляк пустил их. Кроме деда, в доме были еще бабка и внучка. Накормили, напоили, уложили спать в сарае, на сене. Беглецы видели, как дед выходил за калитку, но их одолела страшная усталость, после домашней еды они расслабились и потеряли бдительность. Только уснули, пришли полицаи, избили их и отправили снова в лагерь. Там уже они пребывали до окончания войны. Освободили их американцы и сдали советским войскам.
В Советский союз отправляли на поезде. Ехали очень долго. Двигались медленно. Подолгу стояли в тупиках, пропуская составы с бойцами и техникой. По воле судьбы, Василий со своим товарищем везде оказывались вместе, -  и в лагере, и на Родину возвращались в одном вагоне.
На очередной стоянке друзья по несчастью узнали станцию, где в 44-ом году искали ночлега и их сдал полицаям дед-поляк.
Они пошли в дом доносчика, и учинили там жестокую расправу, закололи деда, не пощадили и бабку с  внучкой. Смерть видели каждый день, и цена человеческой жизни была - "копейка в базарный день".
Потом Василий сидел уже в советском лагере, как «американский шпион», за то, что их освободителями были американцы. Осудили его в 46-ом или 47-ом. Далеко не высылали, т.к., он уже был болен, сидел в тюрьме в Актюбинске, там его болезнь приобрела тяжелую форму, и в 52-ом году его отпустили умирать домой. Там, в доме у родителей, он вскоре и скончался.
Иван тоже был в плену, и тоже в Германии. Так же, как и Василий, пахал и батрачил на немецкого помещика. Но о брате ничего не знал.
С дочкой помещика у Ивана случилась любовь.
Когда наши войска освободили пленных, красивая немка Лида решила ехать за любимым в Казахстан. Иван привез невесту к родителям. Они расписались в сельсовете, и жили долго и счастливо. Иван Порфирьевич умер где-то в середине  восьмидесятых годов.
Никита был в дисбате. После командирских курсов, его, молодого лейтенанта, отправили командовать взводом пулеметчиков на передовую. Дали взвод бойцов с Западной Украины. Ночью, когда он спал в своем блиндаже, его «воины» закололи часового, и ушли всем взводом к немцам. Утром прибыли командиры, сорвали с лейтенанта погоны и отправили в дисбат. В бою под Москвой, он получил ранение в руку. Это было в 41-ом. После госпиталя, Никите вернули звание. Рука у него потом высохла. Умер Никита Порфирьевич примерно в 1983-ом году.
Михаил, Николай и Леонид в годы войны были еще мальчиками. Лене только минуло 10 лет, и он был самым младшим, десятым ребенком в семье. Ребята пахали землю на быках. Вязали сети и ловили рыбу, добывали барсуков и сусликов, этим помогали семье прокормиться. Миша стал отличным промысловиком. Ставил с младшими братьями капканы на волка, за шкуру этого зверя давали хорошие деньги.
Михаила призвали к воинской обязанности в 45-ом, довезли до Дальнего Востока и отправили обратно, т.к., война к тому времени была окончена. А для службы в Советской Армии он, по медицинским показателям, оказался не годным.
Уже в 50-х годах, к Порфирию и Екатерине приехал внук, сын Никиты. Привез молоденькую жену - донецкую еврейку, у которой родителей и всю семью расстреляли немцы, а ее, маленькую, каким-то чудом спрятали и уберегли соседи. Узнав, что Лида - немка, привезенная Иваном из Германии, молодая еврейка накинулась на нее, начала трепать и таскать за волосы, всю ненависть свою к фашистким оккупантам обрушила на ни в чем неповинную женщину. Мужики разняли тогда своих жен, но примирить их было невозможно.
                                      ***
При Хрущеве деревни стали уплотнять. Согласия никто не спрашивал, снова людей выгоняли из хат и переселяли.
Так и Надежду переместили из Семеновки, где она успела обжиться после войны, в Павловку.
Леонид отслужил четыре года в армии на Дальнем Востоке, на островах Сахалин, Кунашир. Вернулся в свой колхоз, и на следующий же год женился на Валентине, дочери Надежды Алексеевны. У них родились три сына.
Леонида Порфирьевича и Валентины Михайловны уже нет на этом свете. Из детей Порфирия Федоровича ныне жив только Николай, долгие ему лета. А внуков, правнуков, праправнуков Порфирия разбросано по белому свету много, никто не считал.  
Метки: