?

Log in

No account? Create an account

Май 2015

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Разработано LiveJournal.com

Сезон. Записки Гели. Экскурсия, и размышления. (Отрывок)

К Алене приехала дочь Майя. Очень похожая на мать, такая же, высокая и стройная. Хороши ростовские «дивчата»!
Бросила сумку возле входа в жилой корпус, и кинулась через двор к кухне, откуда, с распростертыми объятьями, спешила уже ей навстречу Алена.
- Ой, я так соскучилась! Я такая радая, такая радая! – Щебетала Майя, повиснув у матери на шее.
- О, а шож, худая такая? - И Алена, проводив дочь, устраиваться пока в комнату персонала, и вернувшись снова к работе, все повторяла:
- Я такая радая, такая радая, так скучила за ней. Доцюня моя…
Отработав обед, и покормив свою «доцю», Алена сидела напротив нее, и, утирая слезы, слушала.
- Да ему только бы рыбалить. Мне надоело. – Нараспев, с, присущим ростовчанам,  южным диалектом, рассказывала Майя.
- Чем тебе плохо?  Рыбу то привозит?
- Ну, привозит. Хлаза б уже не хлядели, на ту рыбу. ...А с рыбалки, всехда пьяный! …  И больше ничехо делать не хочет.
-  Ну, и что ж, сразу и разводиться? Попробовала бы вразумить.
-  Да, надоело.
- Надоело! Дорасбрасываешься! …  Ээх, Майка, просрала мужика то! - Качая головой, причитала Алена.
- Ладно, хоть, детей не успели заиметь. – Говорила она вечером на кухне, немного успокоившись. - Цэж, яка бестолкова холова! Пипец! - В своем репертуаре, да в отсутствие чада, высказалась.
Поселить Майку нам было некуда, разгар сезона, свободных номеров нет. Единственное, что могли сделать, это привезти из другого отеля  раскладушку,  наши все были розданы на дополнительные места. В течение сезона, то и дело, приходилось перевозить Григорию эти раскладушки, то в Б., нехватка, то у нас.
Майке все очень нравилось здесь, у моря. Дождавшись послеобеденного времени, когда у Алены высвобождались пара часов, она уже наготове: «пойдем позахараем».
Майка праздновала день за днем, утром, спала, после завтрака, загорала, лежа в шезлонге  на крыше бассейна, а сотрудники были недовольны: в комнате стало еще тесней, в душ очередь, на одного человека больше. Да, и расхолаживает праздный сожитель, вносит дисбаланс в отлаженный рабочий ритм.
Алене, хотелось бы, пристроить дочку возле себя. Но, вакансий для нее у нас не было. Переводить кого-то, из своих работников в другой отель, ради Алены, Майи,  которая, кстати, показалась мне легкомысленной, я не собиралась. Увольнять, тем более, их было не за что, - очень хорошие девушки работали у нас горничными, Нелля и Карина, - добросовестные, ответственные, - я ими всецело была довольна.
Вскоре, все же, устроили Майку горничной в один, из трех отелей Артура.
Но, она, с грехом пополам, проработав там, месяца полтора, уволилась. «Бедовая девка». А работа в сезон, горячая, не все выдерживают.
По дороге на пляж, возле моста через реку, всегда можно увидеть немолодого кавказца, предлагающего экскурсии в Абхазию. Поездка у него обходится дешевле, чем в других турагентствах. Наши отдыхающие, в течение всего сезона, пользуются услугами его и сотоварищи, и возвращаются, насколько я знаю, довольные, впечатленные.
И Алена с Майей ездили, и были вполне счастливы.
Решила и я вырваться.
Понравился предлагаемый маршрут, и то, что трансфер у этой частной("честнОй") компании, хорошо организован: из Адлера маленьким автобусом везут до границы с Абхазией, там только перейти мост, через реку Псоу, два КПП, и уже встречает другой  микроавтобус. Не приходится стоять на границе с транспортом, где, бывает, можно потерять уйму времени.
И все-таки, я сразу пожалела, что поехала. Все меня не устраивало с самого начала, и даже потом, в горах, мед каштановый себе купила, нервы лечить.
Продавец меда так и сказал: кому нервы нужно в порядок привести, этот мед  покупайте. На крышке банки была метка «Пс». Для психов, значит. Вот, пью теперь, как сказано, по чайной ложке натощак.
Вечером, уже в своем номере, глянув в зеркало, я не увидела там своего отражения, ... дотронулась до лица, нащупала маску, и ладонью, как это старушки отирают рот, смяла, скомкала ее, отражение появилось.
А начиналось все весело. И пребывала я в радостном предвкушении поездки.
Народ на отдыхе вечером бурно время проводит, поэтому, утром еле собрались. Из нашего отеля, только одна пара, все остальные туристы из соседних пансионата и  гостиниц. Водитель из местных.
В автобусе оказалось несколько Наташ.
Одна из Наташ, очень общительная, с самого утра, бодрая такая, сразу спросила водителя:
- А сколько ехать до Абхазии?
- По-разному, смотря, как ехат … - не сразу среагировал он.
- Ну, в среднем? – цеплялась Наташа.
- … Вы с утра такиэ вопросы задаете, …  - через  паузу, лениво ответил ей  водитель.
Обе двери были открыты.
Пришла еще одна Наташа.
- Сюда заходить? – Сунулась она в первую дверь.
- Куда хочешь, туда и заходы. - Буркнул водитель.
Слушать рассказ экскурсовода не дали. Перебивали, вопросы задавали, и не для того, чтобы почерпнуть что-то новое, выяснить, их интересующее, а чтобы показать свою осведомленность. Люди не любят слушать, они любят говорить.
Ничего нового я не узнала, но потеря, по большому счету, небольшая, потому, что если опустить все самопальные шутки и розыгрыши экскурсовода, то останутся исторические данные, умещающиеся на одной страничке википедии. Вообще, хороший экскурсовод в этих краях, большая редкость.
Ну, что ж, иллюзии мои, относительно поездки, были развеяны, и для сохранности своего психического здоровья, решила я, быть в этот день пассивным  наблюдателем.
                            ***
Вот помнится, отдыхала я в Крыму, ездила на экскурсию в Бахчисарай, в горы,  с посещением пещерного города и мужского монастыря в ущелье.
В экскурсовода нашего, я тогда, можно сказать, влюбилась. Поджарый, жилистый,  загорелый мужчина, лет пятидесяти, а я тогда была лет на девять моложе. У него было удлиненное лицо и выразительный, крупный и острый нос, как у какой-нибудь, большой птицы высокого полета. Историк, по образованию, и талантливый  рассказчик, он прекрасно владел материалом и мастерски его излагал. Слушать его было одно удовольствие. И я ловила каждое его слово.
Он водил нас в горах, по каким-то козьим тропам, кое-где приходилось вскакивать на огромный валун, преграждавший путь, а потом спрыгивать по другую сторону камня, и проводник наш, такой спортивный, был очень внимателен к каждой женщине и ребенку. В нашей группе были дети-подростки. Он не двигался по маршруту далее, пока не убедится, что все одолели трудный участок. Протягивал руку  каждому ослабевшему или испугавшемуся.
Охотно отвечал на вопросы. А ведь, должно быть, как они надоели ему, эти, одни и те же вопросы... Но, он был так снисходителен к проявлению народности у людей, или слабостей, или каких-то психологических особенностей. В общем, образованный, удивительный, красивый человек.
Такой тип мужчины для меня очень привлекателен. И не только визуально. Есть в нем и утонченность, и некая непритязательность.
Вспоминаю его всегда с восторгом, хотя, и не помню уже его имени, и посылаю мысленно ему благодарность за подаренное удовольствие общения, радость дня.
Ну, а это, - местные частники, организовали свой бизнес. И уровень соответствующий. Ждать особо нечего.
                         ***
Еще по дороге в Абхазию, народ стал прикладываться к чаче. Еще тогда подумала: как это неразумно, в такую жару.
Восторгались, конечно, открывающимися вокруг видами, озеро Рица, словно сине-изумрудное зеркало. «Ващщее, красотеень», - раз за разом повторял, сидевший за моей спиной, сильно подвыпивший молодой мужик.
А на Рице теперь и катамараны, и шашлык на берегу, и даже, если пройти вдоль берега, чуть поодаль можно купаться. Раньше, купание было запрещено, - природоохранная зона. Да и вода там очень холодная.
Кроме маленьких остановок на пасеках, у виноделов, у водопадов, и у горной речки для разыскивания орехов и лазания по мосткам, у озера Рица была запланирована большая остановка и обед. Снова с выпивкой и длинными кавказскими тостами. И благодарственными тостами туристов. После обеда и выпивки, разбрелись по берегу. Потом еле собрались в автобус.
И еще остановка в Гаграх. Провели час на пляже. Купались. Море чистое и пляж  огромный, почти пустой, чего летом в Сочи никогда не бывает.
Снова никак не могли собраться в автобус. Разомлели на солнце, и даже заснули  после чачи, некоторые. Будили их, поливали водой, тащили. … Уф!
Ну, о том, какая дивная природа в Абхазии, рассказывать излишне. Но, предаваться ее созерцанию, лучше в уединении. Видимо, нужно было совершить этот  выезд, чтобы сделать такой вывод, раз, и навсегда.
                  ***
Я была в Абхазии раньше, мы тогда ездили зимой, двумя машинами, останавливались в частном доме, у нас был адрес родственников наших друзей.
Спать нам предложили в одной комнате, большой, светлой и чистой, но, жутко, холодной. Обогреватель не справлялся, а отопления в этом старом доме не было. Зимой, большой особняк пустовал. А летом его заселяли многочисленные родственники  и друзья хозяйки. Сама она, зимовала в отдельном, небольшом и теплом строении во дворе, служившем кухней.
Мы, помнится, всю ночь не могли согреться, и ночь провели в полудреме.
Но, каким восхитительным был наступивший день! Мы поехали в Новый Афон, в  ново-афонские пещеры.
Ходили к водопаду. По дороге повстречали участников грузино-абхазской войны, они сидели на уцелевшей скамье разбомбленного железнодорожного вокзала и поминали, погибших во время конфликта, друзей. И мы, в память о погибших, выпили предложенного нам, замечательно-вкусного домашнего вина, поговорили и погрустили вместе с ними.
Потом, долго, гуськом, по узкой, извилистой тропе взбирались в гору, чтобы  посмотреть на место обитания монаха-отшельника. Как нам сказали эти парни у остова вокзала, он покинул свою келью, года два, тому, назад. Поднялся выше и  еще дальше от людей.
Гуляли весь световой день. Тишина, покой, нарушаемый, только шумом водопада или шелестом горной реки; прозрачная вода, замшелые камни, и вечнозеленые: плющ, вьющийся по стволам деревьев, заросли рододендронов и лавровишни.
Один такой день, без скопления людей, без пустой болтовни, без повседневной  деятельности, высвобождает и нутро, и мозг, делает их сквозными и невесомыми. И  этот буддийский покой, который только-только начинает проникать в тебя, вытесняя все суетное, так хочется сохранить, не растерять, унести в себе.
Стоя на выровненной площадке, перед входом в пещеру-келью отшельника, приходят мысли: как же хорошо тут, среди дивной красоты, наедине с чистой, не испорченной человеком, природой, наедине с Богом.
Не зря советовала нам пожилая абхазка из села, в котором мы останавливались на ночлег: "Езжайте в горы, там вы найдете Страну Души", - Апсны, - как называют ее абхазы.
Но, одно дело, - побродить здесь день. И совсем, другое, - поселиться  в келье, вдали от людской суеты. Оставив все земное, отречься от мирского, ради духовного роста.
Если же, кто-то думает, что все дело монаха-пустынника, это только сидеть на горе и перебирать четки, сильно заблуждается, стоит только прочесть записки  монаха Меркурия*, чтобы убедиться в этом. С первых страниц его повести, становится ясным, что жизнь отшельника, это, в первую очередь, постоянный, тяжелый труд, чтобы, не умереть с голода, чтобы выжить зимой. Да сколько еще всяких невзгод, борьбы... (каких, какой, и с чем, об этом в вышеупомянутой книге)
А внутренняя молитва звучит в нем постоянно. Во всяком случае, монах идет к этому.
                  ***
                                                                         
По дороге обратно, не смолкала музыка. Народ, уже, вместе с экскурсоводом,  кстати, поднабравшись вина и чачи, почему-то настойчиво стали просить поставить  Лепса. Я удивлялась: что за восторг, - думаю.
Но, с повторяющимся: «рюмка водкии на столееэ», - все разъяснилось, - эта  строчка, каждый раз, выкрикивалась туристами особенно эмоционально.
На заднем сидении молодая семья, состоявшая из тупого, откормленного мужика, это его, разомлевшего от чачи, поливали на гагринском пляже и тащили к автобусу.  Блеклой, маленькой женщины, вызывавшей только жалость, - худой, сутулой, с вялыми тонкими руками; с тусклыми светлыми волосами; такими же невыразительными лицом и голосом, - всю дорогу она только бесполезно канючила. Весь облик этой молодой женщины, - воплощение слабости и усталости. И мальчика, лет пяти, утомленного поездкой, к которому пьяный его, безмозглый отец, начал то и дело, цепляться. А мать безуспешно пыталась воспрепятствовать.
Тут уж, оставаться просто наблюдателем, я не смогла. Когда ребенку плохо, я кожей это чувствую, но, не всегда можно помочь ... Стала взывать этого здорового  обалдуя к благоразумию. Меня поддержали семейная чета - туристы из нашего отеля, - на что, в принципе, я и надеялась.
Обалдуй, наконец то, устал, скис, и растекся по сидению, а его супруга решила тут, видно, взять реванш, и нудила уже всю оставшуюся дорогу.
Одна из Наташ, танцевала, сидя.
Длинные, тонкие руки подняла над головой, засучила ими, заколосилась, волны стала нагонять, и громко подпевала при этом: «Ах, какая женщина, какааая  женщина, мне б такую…» - Вот что значит, человеку все в кайф!
«Ты не ангел, но для меня…»  Ты не ангел, Ангелина Витальевна, все то, тебе не по нраву.
                               ***
Однажды у меня случился разговор с одним знакомым экскурсоводом – мизантропом, как это не парадоксально звучит, при его то деятельности, в Таиланде. Он сопровождает русских туристов на реку Квай.
Мы оказались в одной компании в баре у друзей, в Паттайе, были уже достаточно расслаблены, и разговорились.
- А почему, вы, экскурсоводы, сидите  всегда в автобусе, спиной к людям? – Спросила я его. - Показываете этим неуважение, пренебрежение …
- А чего на вас смотреть! - Сказал он безапелляционно, - кто-то, с бодуна, кто-то, спит, кто-то, жрачки набрали, и всю дорогу заняты ее уничтожением! Во всем автобусе, может, человека два найдутся, которым нужен мой рассказ. А то еще, проспятся, бычить начинают. Насмотрелся я.
- Но, мне кажется, если есть два человека в группе, которым интересно, с которыми есть контакт, для них и надо работать, и другие, глядишь, подтянутся…
Я вспоминала, как нравилось мне бывать на экскурсиях в Петербурге, и его  окрестностях, в различных музеях, и, как я замечала, - контакт между экскурсоводом и экскурсантами, был ощутим всегда, и часто, такими поэтичными бывали рассказы, заслушаешься. Мне нравится, когда поэтично. А вот, Дэну, например, интересней про архитектуру, мосты, мощность конструкций и их выносливость… Но, всегда, было познавательно и интересно. Никто не спал и не ел, когда экскурсовод лицом к группе.
Может быть, уровень культуры, там, в культурной столице, и тут, у моря, где  «плавятся мозги», не стоит и сравнивать?
Кажется, мы, с этим молодым человеком, так друг друга, ни в чем и не убедили.
Один поддается стадному чувству. Другой поворачивается спиной, так легче психологически.
Но, есть учитель, просветитель - их, меньшинство, - ему внемлют, им  восхищаются, и нужно тянуться.
                           ***
 На следующий день, я уселась в тишине, отдохнуть. Это после отдыха, который сама себе устроила. С удовольствием даже, свои бумажки села разбирать.
 Каждый день стараюсь часа два поработать с документами. Иначе, накопишь их,  потом, не разгребешься.
 Сподобил меня Господь, сотрудничать с номенклатурным работником! Кем он раньше то был? Борис то, наш, Владленыч? В обкоме партии, что ли, он говорил, работал?
 Как он любит эту бумажную работу! Все бумажки то ему надо собрать и в папочки подшить.
 Я пыталась сопротивляться: Ну, Борис Владленович, мне кажется, так уже никто не работает. Кому нужны эти отчеты в папочках? Выше мы никуда по этим хозяйственным делам не отчитываемся. Хозяину все на электронную почту скидываем,  и отчет движения средств, в общем, с ним, доступе. Казалось бы, все зарегистрировано, надо,- распечатал. А это, сидишь, сидишь…  Полезное же дело можно за это время сделать! И статья расходов лишняя: бумагу ксероксную, лишний раз купи, стиплеры там, скрепки, картридж заправь… И проволочки у нас, как всегда: Ванька есть, Маньки нет; Манька есть,- Ваньки нет. Так и работаем,  бюрократию развели, как при советском режиме, честное слово.
 Нет. Привык так человек, и все, хоть ты тресни.
Даа. «Какой же вы коммунист, если у вас даже бумаг нету? Без бумаг коммунисты не бывают!».
* Книга монаха Меркурия, "В горах Кавказа"
...продолжение следует...

Comments

Спасибо! Очень душевно. И правильно все о туристах.
Спасибо вам за внимание.
Да, туристы, и экскурсоводы ... Все думаю. Катя, я, может быть, невнятно изобразила. Мысль такая: люди, они и есть люди, разные, группы подбираются различные, но, экскурсоводы! От них многое зависит, они ведущие в данной ситуации. Как Вам кажется?


Абсолютно согласна! Есть экскурсоводы такие, что ходишь за ним по пятам, боясь пропустить хоть одно слово. Но встречаются такие, кто просто отрабатывет зарплату. И знания у них есть, и фактами свободно оперируют, и речь неплохая, но не чувствуется личного интереса к делу. В общем, экскурсовод - всему голова. )))
Вот-вот. Хотя, тем, что возят(ся) группу туристов из России по двухдневным и более, маршрутам, не позавидуешь особо, контингент еще тот на отдыхе
Вера, мы с подругой последние годы ездим сами, по своей программе. Готовимся заранее, читаем о стране, городе, достопримечательностях. На месте пользуемся различными путеводителями. На отдельные поездки берем экскурсии на месте. Пришли к выводу, что так
интереснее;
дешевле;
сохраняется независимость;
вожможность мгновенной корректировки дневного плана.
И просто - весело!))

Вот правильно вы делаете. Если есть возможность сохранить свою независимость, лучше так.
В этом году будем по Петербургу гулять.))
Я вам завидую...